?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

92 года назад, 1 июня 1922 года, состоялось официальное открытие первой в СССР международной авиалинии “Москва - Кёнигсберг”. Из знаменитостей её “испытали” любители экстремальных удовольствий - две влюблённые пары: советские поэты и их роковые женщины.



Ложился под поезд, резал вены, вешался

Они были обречены на любовь - американская дива и поэт из рязанской деревни. Госпожа Дункан “заразилась” русской революцией и приехала в Москву. Большой театр рукоплескал босой танцовщице в полупрозрачном хитоне, без лифа и трико. Это было пикантно.

44-летняя Айседора и 26-летний Есенин встретились на вечеринке. Страсть вспыхнула ярким пламенем. Она не говорила по-русски, он знал по-английски только “сода-виски”, но оба без оглядки бросились в любовный омут. Поэт был буйным во хмелю и лупцевал свою даму, почём зря, а назавтра плакал, уткнувшись ей в колени.

Она всё терпела и прощала. Но однажды, будучи навеселе, исполнила танец с розовым шарфом, как с “партнёром”, - сломала ему хребет и сдавила горло, а “труп” распластала на ковре. И с тех пор стала выступать под “Похоронный марш” Шопена. От этой пары веяло неотвратимостью катастрофы.

Утром 10 мая 1922 года на аэродроме имени Троцкого Айседора и Сергей сели в аэроплан “Фоккер” в качестве супругов. Их ожидало мировое турне. А вечером Кёнигсберг ликовал, встречая “икаров” советс­ких и международных авиалиний, - море цветов, успех, большая пресса! Но молодожёнов угнетали мрачные предчувствия, что этот перелёт станет началом конца для них обоих.

Замелькали города Европы и Америки. Газета “Нью-Йорк уорлд” писала:

“Вошёл муж мадам Дункан. Он выглядит мальчишкой, который был бы отличным полузащитником в любой футбольной команде”.

Первый поэт России уязвлён, он задирает официоз и впадает в запои. В Париже его нашли висящим на люстре и успели спасти. Но он учинил дебош, круша в отеле зеркала, и горемычная Айседора определила мужа в психбольницу.

Есенин проехал по миру, как в чаду, а, вернувшись в Москву, уже не считал себя мужем мадам Дункан - ушёл, ничего не взяв. Отныне единственная любовь поэта - его “чёрный человек”. Айседоре от отчаяния не хотелось жить. “Я вишу на конце верёвки”, - сказала она и улетела в Париж.

К концу 1925 года решение “уйти” стало у Есенина маниакальным. Доконали его жёны, дети и “коммуной вздыбленная Русь”. Он ложился под поезд, бросался из окна, резал вены и закалывал себя кухонным ножом. 28 декабря его нашли в Ленинграде висящим на трубе парового отопления в номере “Англетера”, где он когда-то бывал с Айседорой. А она, узнав о трагедии, в Ницце топилась в море и была спасена. Но в Париже её любимый красный шарф одним концом попал в колесо автомобиля и, резко затянувшись, сломал ей шею...

Хотел прыгнуть без парашюта

Новый 1923 год Владимир Маяковский встретил в одиночестве. Поэт переживал личную драму - Лиля Брик, вьющая из него верёвки, дала отставку. Но, сменив гнев на милость, решила 3 июля лететь в Берлин - вместе с ним и мужем Осей.



Маяковского называли певцом любви-шторма. И теперь, в аэроплане “Фоккер-3”, рождались бравурные строфы:

“Сердце, чаще! / Мотору вторь. / Слились сладчайше / я и мотор: / “Крылья Икар / в скалы низверг, / чтоб воздух-река / тёк в Кёниг­сберг””.

Поэт воспевал идею воздухоплавания. За штурвалом - знакомый пилот Шебанов, внизу - облака, в крови играет адреналин.



“Что же - для того конец крылам Икариным, / человечество затем трудом заводов никло, - / чтобы этакий Владимир Маяков­ский, барином, / Кёнигсбергами распархивался на каникулы?!”

Рядом с ним - она, разрушительница моральных устоев. Её греховность ей к лицу, а его чувства к ней, как всегда - мощные, огромные, шумные.

“Мы взлетели, но ещё - не слишком. / Если надо к Марсам дуги выгнуть - / сделай милость, дай отдать мою жизни?шку. / Хочешь, вниз с трёх тысяч метров прыгну?!”



Самолёт приземлился в Девау, из Кёнигсберга компания поехала в Берлин. Отношения поэта и его Музы покатились под откос, а вокруг - гнетущая атмосфера, травля. Маяковский снова летал в Европу с пилотом Шебановым, и они “весь вечер толкались по Кёнигсбергу”, потом зашли в кафе поужинать.

Этот вояж усугубил хандру, и началась игра со смертью. Три раза Владимир Владимирович крутил барабан “русской рулетки” - три осечки. Но настало 14 апреля 1930 года - “Ваше слово, товарищ маузер!”



Лиля Брик старела, но до конца своих дней носила маникюр и ела кровавые бифштексы.

“Приснился сон, - написала она в дневнике, - я сержусь на Володю за то, что он застрелился, а он так ласково вкладывает мне в руку крошечный пистолет и говорит: “Всё равно ты то же самое сделаешь”.

Сон оказался вещим. Прикованная к постели 86-летняя Лиля Юрьевна после двух попыток самоубийства приняла смертельную дозу снотворного.

Спасибо!

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
egogeo
Jun. 2nd, 2014 06:12 am (UTC)
с другой стороны трудно представить их 80-летними, больными альгаймером и еще десятком ревматизмов и маразмов )
abcde
Jun. 2nd, 2014 06:31 am (UTC)
Я давно об этом задумался, на самом деле. Я вспоминал Фредди Меркьюри, Виктора Цоя, Курта Кобейна и подумал, что некоторых "забирает" как будто нарочно, чтобы они навсегда врезались нам в память молодыми..
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

abcde
Русский солдат

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander