?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

6 апреля в конференц-зале Музея Мирового океана города Калининграда состоялась международная дискуссия с участием белорусского политолога, главного редактора интернет-портала IMHOclub.by Алексея ДЗЕРМАНТА на тему «Возможен ли Майдан в Белоруссии?».
Организатором встречи выступил международный дискуссионный клуб «Калининградский блог-пост».

В дискуссии также принимали участие:

Василий Горбатенко – руководитель отделения посольства Республики Беларусь в Российской Федерации в Калининграде;

Андрей Колесник – Председатель совета директоров ОАО "Калининградский морской торговый порт", депутат Государственной думы Российской Федерации VI созыва;

Александр Носович – политолог, журналист-международник;

Андрей Омельченко – член Общественной палаты Калининградской области, журналист.


Алексей Дзермант, вступительное слово:

Поскольку, всех интересует, когда же в Беларуси будет «Майдан», я отвечу просто – НИ-КОГ-ДА.
Почему? Потому, что Беларусь, это совершенно иное государственное образование и те причины, которые привели к Майдану в Украине, в Беларуси, как системное явление - отсутствует. Напомню, что Майдан в Украине произошел в силу сочетаний нескольких факторов: это борьба за власть внутри Украинской элиты и наличие мощного олигархического слоя, который играл в свою игру и который, свергнув Януковича, пытается реализовать свои интересы, свои геополитические устремления. Второе – наличие мощной националистической фронды, которая формировала отряды боевиков и которые были ударной силой майдана.
И третий фактор – внешний, это серьёзная подпитка, поддержка со стороны внешних факторов, прежде всего Запада.


В Беларуси, как я уже сказал, на системном уровне, все эти явления отсутствуют.
В Беларуси нет олигархата, имеющего политическое влияние сколь-либо заметное и вообще даже  - амбиции политические. Националистические силы у нас, конечно, они есть, они есть в любой стране, в любом государстве. Но они не представляют собой вот такой организованной мощной силы, которая могла бы быть ударной силой каких-либо революционных объединений.


Тем не менее, что происходило последние месяцы в Беларуси реально? Я отслеживал, как освещались эти события в российских СМИ, были разные трактовки, но тем не менее, я предложу свою, которая основывается на, скажем так, моих наблюдениях, аналитических выводах и т.д.


Причиной протестов, которые имели место в Беларуси последние два месяца, был декрет, так называемый “Декрет о предотвращении социального иждивенчества”.
То есть, власть изначально думала…
т.е. идея этого декрета заключалась в том, чтобы вывести из тени довольно значительное число людей, которые официально нигде не работают, но имеют серьёзные доходы и никак не участвуют в социальных расходах государства.
Напомню, что в Беларуси социальная сфера очень мощная, она забирает много бюджетных средств, это: бесплатная медицина, достаточно высококачественная; образование; инфраструктура; логистика и т.д. и т.д.
т.е. всё это вытягивает достаточно серьёзные средства из государства и эффект
был направлен… он имел характер не экономический, никто не собирался пополнить бюджет за счёт этих людей, но, скорее, морального свойства, для того, чтобы люди выходили из тени и платили налоги.
Но, как всегда это бывает в нашей культуре, я думаю, в российской тоже – “гладко было на бумаге, не заметили аварий”, т.е. при реализации этого декрета, оказалось, что очень много людей, иногда совершенно несправедливо, попали в эти списки, списки т.н. социальных иждивенцев, это несколько печально.
При составлении этих списков, при рассылке “писем счастья”, как у нас их назвали, допущено было много ошибок и, в конце концов, это привело к такому серьёзному брожению, особенно среди людей малоимущих, которые, может быть, не имеют средств, чтобы этот налог оплатить и которые считают, что несправедливо попали под действие этого декрета. Соответственно, на протяжение месяца происходили выступления, иногда санкционированные, иногда – нет, со стороны тех людей, их родственников, которые попали под действие этого декрета.
Опять же скажу, по масштабам Беларуси, это было заметно потому что на протяжение последних пяти лет ничего подобного не было, это с одной стороны. А с другой, надо понимать, что несколько тысяч человек в городах с населением 300-400 тысяч человек – это тоже не очень много. Но тем не менее, протесты были.
Это факты.



Далее, видя, что протесты организовались, что люди начинают выходить, что-то требовать, те силы политические, уже прозападного и националистического толка, они пытались эти протесты использовать и возглавить. Направить их, прежде всего, в политическое русло, требуя сменить власть, сменить курс, экономический и политический. И фактически, призывали к свержению действующей государственной модели.
И кульминацией всего этого процесса, должна была стать такая знаковая для них дата – 25 марта, это день провозглашения т.н. Белоруской народной республики, которую националисты считают для себя первым государственным образованием, национальным. Они каждый год отмечают это событие, как правило, происходит шествие, несколько тысяч человек по центру города (скорее всего, Минска – прим редактора) выкрикивают свои лозунги и расходятся. В этот раз они сделали всё, чтобы эта политическая демонстрация совпала с социальными протестами. Они попытались вывести на улицы Минска, по их подсчётам должны были выйти десять, пятнадцать, может быть - двадцать, тысяч человек.
Что, значит, делает власть. Во-первых, понятно, что на таких масштабных событиях задействованы самые разные силы. И события, которые предшествовали 25 марта, об этом говорят.
Какие это события? Во-первых, за неделю, фактически, была попытка прорыва, с украинской территории, прорыва через границу автомобиля с оружием, и с людьми, с непонятными целями. На джипе. Пограничники пресекли эту попытку.


Затем, на протяжении недели, комитет госбезопасности задержал несколько десятков человек, которые были причастны к националистическим организациям, в подозрении на организацию массовых беспорядков и провокаций во время большого митинга 25 марта. У некоторых из них было найдено оружие, пока идёт экспертиза, боевое оно или нет, но тем не менее, большей части из них уже предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков. У них есть связи с украинскими радикалами, они неоднократно бывали в лагерях на западной Украине. Это такой боевой костяк белорусских националистов, я бы сказал, такой “прото-Правый сектор”. Их немоного, но это люди, которые в силу своей биографии, психологического склада, были готовы на решительные действия.


И в этой ситуации власть принимает решение митинг не санкционировать, он был не разрешён, и всех людей, которые собрались идти – не дать им возможности собраться, предварительно проведя задержания для того, чтобы в случае массового скопления людей не произошло каких-то провокаций, взрывов и т.д.
25 марта силовые структуры это всё центре города провели, моя личная оценка, по сравнению с аналогичными действиями, например, западных силовых органов всё было достаточно ювелирно и без особого насилия, без особой жестокости. Многие люди были отпущены вечером, в том числе, представители прессы. Поэтому, я не поддерживаю линию западных СМИ и наших оппозиционных, о том, что происходили какие-то чудовищные задержания и нарушения прав человека. Обычная практика, никакой особой чрезмерной жёсткости лично я в этом не видел.

Своими решительными действиями власть показала, что не допустит никаких сценариев, которые хотя бы отдалённо напоминали майдан.

Что могло бы произойти. Поскольку, и со стороны оппозиционных СМИ, и со стороны Украины, этим событиям предшествовала целая информационная компания, насчёт того, что к этим протестам, социальным, имеет отношение Россия, вполне понятно, что провокация могла стать настоящей реальностью. Если бы случилось что-то непоправимое: теракт или массовые беспорядки, то оппозиция сразу бы обвинила, что Россия начинает свержение Лукашенко, что власть уже не контролирует ситуацию, она допустила вот такие события, не дай Бог, кровавые, и т.д.и т.д.
Вот это могло стать спусковым крючком для дальнейшей эскалации политического противостояния, могло стать причиной недоверия между Беларусью и Россией. Поэтому, силовики работали на опережение, чтобы все эти сценарии, которые они прорабатывали, не были допущены.


Относительно националистов. Я говорил, что они есть, в любой стране, в Беларуси, на мой взгляд, их влияние остаётся, маргинальным и ограниченным какой-то субкультурой. Это не то, что проникает в госструктуры, госвласть или имеет какую-то серьёзную социальную базу, это всё таки, достаточно узкий сегмент общества, и он не представляет организованной, мощной системной силы, как это было на Украине. Потенциал мог бы быть, если бы было слабое государство, если были бы, те же самые, олигархи, если была бы ещё более мощная подпитка с запада. Тогда да, из этого можно было бы вырастить, за десятилетие что-то серьёзное. Но пока с ними работают, пока это всё купируется, это не становится угрозой для белорусского государства. Тем не менее, не надо себя самоуспокаивать – работа по распространению этих взглядов ведётся, прежде всего, через СМИ и социальные сети, именно там они формируют некую свою среду, информационное поле. И тут, конечно, тоже надо работать не только усилиями одного Белорусского государства, потому что под прицел попадают уже и наш союз, и Россия. В этом смысле, правильно было говорить, что эти угрозы распространения национализма такого типа, восточноевропейского, я его называю: по-украинскому образцу, по-литовскому, это всё необходимо купировать совместными усилиями и формированием общей информационной политики, с согласованными подходами, согласованными действиями и с согласованной реакцией. Это вопрос уже не только национальный, это вопрос безопасности наших интеграционных союзов и вопрос общей безопасности.

Profile

abcde
Русский солдат

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander